- Анадырская и Чукотская епархия - https://pravchukotka.ru -

В епархии состоялся кино-поэтический вечер, посвящённый блокаде Ленинграда

27 января страна будет отмечать очередную годовщину полного снятия фашистской блокады Ленинграда, но уже сейчас начали проходить памятные мероприятия в честь этой даты воинской славы России.

Вот и 5 января в Анадырской и Чукотской епархии состоялся кино-поэтический вечер, посвящённый этому героическому событию в истории нашего государства.

В зале заседаний епархии собрались прихожане с детьми, представители общественности, многочисленные гости.

Открыл вечер Управляющий Анадырской и Чукотской епархией архиепископ Анадырский и Чукотский владыка Ипатий.

Он сказал, что «мы – граждане своей страны и должны знать историю своего государства, понимать его исторические особенности.

Великая Отечественная война коснулась каждой российской семьи, каждого человека. Нам обязательно нужно сохранить историческую правду, историческую память, помнить о тех трагических событиях, которые пережил наш народ. Это очень важно особенно для молодого поколения.

Ведь не зря говорится, что «тот народ, который имеет историческую память, имеет историческое будущее». Мы должны хорошо знать свою историю и делать выводы из всего того, что пережила наша страна, наш народ. Историческая память есть у каждого человека, у каждой семьи, у каждого рода. Очень важно знать и помнить летопись своей семьи, знать своих предков: кто они были, кем они были, какие они были. От такого знания человек становится только сильней и крепче стоит в жизни.

Замечательно, что в стране, и у нас на Чукотке проводится акция «Бессмертный полк», когда внуки и правнуки в едином строю проносят фотографии своих дедов и прадедов – участников Великой Отечественной войны. У каждой семья есть свой герой, которого не забывают, которого помнят, о котором мы должны знать и гордиться им.

А подвиг защитников Ленинграда вообще трудно даже вместить целиком в своё сердце, — настолько он не имеет аналогов в истории. Народ наш простой, но он великий народ, если он смог всё это пережить, преодолеть и победить!»

Ведущая вечера, инокиня Мария (Серебрякова), заведующая канцелярией Епархиального управления Анадырской и Чукотской епархии, помощник Управляющего епархией по взаимодействию с обществом и СМИ сказала: «Ленинград – один из нескольких городов нашей Родины, удостоенных звания Героя Советского Союза. Такие звания не присваиваются напрасно. Они заслуживаются, и часто – ценой собственной жизни. Война.. Мировая. Великая война. Чем же она так велика, что до их пор мы помним о ней? И будем помнить её впредь, чтобы знать и понимать, как ценен мир, и как важно оставаться человеком в любых обстоятельствах».

Гости вечера посмотрели документальный фильм, посвящённый героической 900-дневной защите Ленинграда, мужеству и стойкости ленинградцев, не сдавших и отстоявших родной город, несмотря на все нечеловеческие страдания, понесённые ими в дни блокады.

Анадырский поэт Андрей Носков выступил на вечере со своими стихами из цикла «Хроники блокадного Ленинграда», который он ведёт уже много лет, и из которых епархия подготовила небольшой буклет к этому вечеру.

Главный библиограф отдела обслуживания городской публичной библиотеки им. Тана-Богораза Елена Паникарова рассказала о поистине героической работе библиотекарей в дни блокады.

«Это тяжёлая тема, но говорить о ней обязательно нужно, — сказала она. – 95-летний ленинградский писатель Даниил Гранин, создатель знаменитой «Блокадной книги», выступая  в Бундестаге, стоя рассказывал нынешним немцам о том, что происходило в блокадном Ленинграде.

Он сказал, что выступает не как писатель и не как свидетель, а как солдат, как участник тех событий. Страшнее всего было даже не само нападение гитлеровцев на Ленинград, а тот всеобъемлющий голод, который принесла с собой блокада.

«Блокадную книгу» читать нелегко, но читать такие книги мы начинаем чувствовать всю пережитую людьми боль и мужество и тогда они становятся нам ближе и нам открывается вся полнота человеческой души, — сказала Елена Паникарова. – В войну гибли не только люди, но и книги. Было уничтожено 43 тысячи библиотек и более 100 миллионов книг. Книги в нашей стране всегда считались наиболее ценным материалом и потому эвакуировались они вместе с людьми, с фабриками и заводами.

Так, из государственной библиотеки им. Ленина за два месяца с начала войны в тыл было отправлено около 700 тысяч экземпляров книг.

На начало войны в Ленинграде действовали 52 массовые районные библиотеки. Даже в самые тяжёлые времена, в зиму 1941-1942 годов оставались работать 22 районные библиотеки, которые ежедневно вели приём читателей. Библиотека им. 10-летия Октября вообще находилась в полутора километрах от линии фронта. В неё 13 раз попадали бомбы, но она всё равно работала. Если в 1941 году в ней числилось 5425 читателей, то уже в 1942 году – всего 650. Библиотекари помогали людям в поисках родственников.  Когда бомбардировки и обстрелы усилились, библиотеки переехали в подвалы и бомбоубежища. Работать приходилось при свечах и керосиновых лампах, отопления не было, поэтому часто библиотекари попадали в больницы с обморожениями рук. Благодаря библиотекарям, книжный фонд Ленинграда был максимально сохранён. Удивительно, но в осаждённом Ленинграде  люди читали много, поток людей в библиотеки не иссякал. Особенно востребованными были книги героического содержания, такие, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Овод» Войнич, книги о русских полководцах и русские глубокие сказки.

Книги помогали людям выстоять в нечеловеческих условиях.

Все 900 дней и ночей блокады в Ленинграде не переставали работать и типографии, напечатавшие за всё её время 1500 книг общим тиражом более 23 миллионов экземпляров. Были изданы сочинения Маршака, Эренбурга, Шишкова, Катаева, Гроссмана, Голубева, детские книги Михалкова и Корнея Чуковского, и многих других писателей.

Сегодня в Санкт-Петербурге действует музей-библиотека, посвящённый работникам библиотек  блокадного Ленинграда, сохранивший атмосферу той героической эпохи».

Старший клирик кафедрального Собора Святой Живоначальной Троицы города Анадыря, помощник Управляющего епархией по миссионерской работе, член регионального отделения Русского географического общества иеромонах Стефан (Кашин) в своём выступлении остановился на том, что Русская православная церковь не осталась в стороне, вместе с народом несла все тяготы войны и блокады.

Вечером 22 июня 1941 года митрополит Ленинградский и Новгородский, будущий патриарх Алексей прочитал Воззвание патриаршего местоблюстителя во Владимирском кафедральном соборе.

Всего к началу блокады в Ленинграде насчитывалось 18 священнослужителей вместе с митрополитом.

Службы совершались ежедневно, несмотря ни на какие бедствия в виде голода и холода. К снятию блокады из 18 священнослужителей в живых осталось только четверо. Но если к началу войны в Ленинграде и действовали всего лишь два храма, то концу войны их в городе и в области было открыто уже 24! Из более чем 300 сотрудников храмов в живых к концу блокады осталось менее ста человек.

Понимая нужды верующих, Ленинградский горком ВКП (б) издал постановление, согласно которому храмам выдавалась мука на изготовление просфор для проведения таинства причастия, – маленьких, размером с пуговицу от пальто, но всё же просфор!

Когда закончился кагор, весной и осенью, — опять-таки, по распоряжению городского комитета ВКП (б), — снаряжались особые отряды для сбора клюквы в лесах и на болотах, сок которой также использовался для проведения таинства причастия.

Из 37 женщин, которые пекли просфоры, к концу блокады в живых остались только двое: никто не взял ни грамма муки для себя.

Заслуги Русской православной церкви в обороне Ленинграда были отмечены высокими государственными наградами. Оставшиеся в живых служители церкви были награждены воинскими орденами и медалями СССР.

На оккупированных территориях, несмотря на нужду и жизнь под немецко-фашистскими захватчиками, священнослужители Смоленской области, Белоруссии, Новгородской области организовывали сбор средств, сумели собирать обозы с продовольствием и тёплой одеждой и отправлять их тайными тропами через линию фронта в осаждённый Ленинград.

Например, знаменитый обоз, состоявший из более чем 200 подвод, который тоже собирали в том числе и священнослужители, из Пинских лесов Белоруссии шёл зимой в Ленинград 20 суток.

В Свердловске (нынешнем Екатеринбурге) священник Владимир Акимушкин, двоюродный дедушка бабушки отца Стефана, организовал сбор средств для голодающих ленинградцев и выступил с проповедью к прихожанам, в которой сказал о том, что много детей стали сиротами, после чего многие прихожане взяли в свои семьи по пять-семь детей и воспитали их достойными людьми.

Рассказывая о тех трагических событиях, отец Стефан так расчувствовался, что даже не смог более продолжить рассказ. Его проводили аплодисментами.

Председатель регионального отделения Русского географического общества, «Заслуженный работник культуры Российской Федерации», руководитель окружной фотостудии Владимир Сертун в стихах рассказал о дневнике ленинградской девочки Тани Савичевой, который она вела в дни блокады, отмечая даты смертей своих родных и близких.

На последней странице этого страшного свидетельства блокады надпись, которая и сегодня никого не может оставить равнодушным: «Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».

Но умерла и Таня, которую хотя в числе других 125 детей и вывезли из осаждённого Ленинграда, всё же не удалось спасти, настолько она была истощена от голода, цинги и туберкулёза. Умерла Таня 1 июля 1944 года в посёлке Шатки Нижегородской области.

Её дневники стали свидетельством той жестокой поры, свидетельством мужества и стойкости нашего народа.

Сегодня именем Тани Савичевой названа одна из планет. Её дневник выполнен в виде страниц памятника на Пискарёвском кладбище и в посёлке Шатки, где она покоится.

Владимир Сертун рассказал, как в далёком теперь уже 1991 году вместе со своим американским коллегой-фотографом он побывал в Санкт-Петербурге, в Историческом музее. Дневник Тани Савичевой, который хранится в этом музее, произвёл на американского гостя столь сильное впечатление, что тот в буквальном смысле слова разрыдался над его страницами.

Шёл 1991 год. СССР уже не было на карте мира. Россия находилась в таком ужасном состоянии, что американец был уверен, что ей уже никогда не подняться.

«Если мы пережили такую войну и, несмотря ни на что, сумели выстоять  и подняться, преодолеем и это испытание», — ответил ему тогда Владимир Васильевич.

Пять лет назад американский гость вновь побывал  у нас, и, глядя на произошедшие в нашей стране изменения, признался, что хотел бы жить в России.

А такие признания дорогого стоят!

Еще один участник мероприятия, врач Владимир Макаров, переживший блокаду ребёнком, сказал, что Ленинград —  всегда останется для нас символом мужества и стойкости  нашего народа.

Когда Ленинград держал оборону, он своей несломленностью поддерживал дух и веру в победу всей страны. Немцы вынуждены были держать там значительные силы, и тем самым Ленинград оттягивал на себя те части, которые Гитлер мог бы бросить на Москву. И этим подвиг ленинградцев становится ещё более великим. Выстоял Ленинград, выстояла и Москва.

Сами немцы потом признавались, что когда они  услышали из осаждённого ими города по радио прямую трансляцию той самой «Седьмой симфонии» Шостаковича, которую исполнял симфонический оркестр в Ленинградской филармонии, они поняли, что Ленинград им взять не удастся и появилось чувство, что война ими проиграна. Такую силу духа, которую явили им ленинградцы, им не одолеть!

Более того, Ленинград, будучи на осадном положении,  продолжал трудиться и поставлять оружие и боеприпасы фронту.

Сам Владимир Константинович во время блокады потерял многих родственников, среди них были дед, двоюродный брат и других членов их многочисленной семьи. И сам он, уже будучи вывезенным из блокадного города по Дороге жизни по Ладожскому озеру в числе других детей, чудом остался жив, не умер от голода, как многие дети.

 «Как рассказывал отец, — вспоминал Владимир Константинович, — даже в самые тяжёлые дни блокады, в дни голода и холода, часами простаивая в бесконечных очередях на морозе, чтобы получить по карточке свои заветные сто двадцать пять граммов хлеба, если бы кто-то вдруг засомневался в победе, и начал бы говорить о том, что лучше бы город сдали, чем так мучиться, такого человека просто-напросто разорвали бы там же, на месте, всей очередью. Ни в ком и мысли даже  не возникало о том, чтобы склонить перед врагом голову».

И надо понимать, что тогда не одна только Германия шла войной против России, а многие войска европейских стран, примкнувшие к фашистам, участвовали в варварском нападении! Как и при Наполеоне… И сегодня многие европейцы возмущены стойкостью русских, стремящихся как и тогда, отстаивать свои территории, а главное духовные незыблемые ценности, укоренившиеся в нашем народе со времен принятия крещения Русью.

Всё, что пережили мы, навсегда останется в народной памяти. Пусть из поколения в поколение переходит добрая память подвигов нашего народа и передается от сердца к сердцу крепость духа и сила!

В заключение встречи всем участникам были розданы сто двадцать пять граммов чёрного хлеба, как память о хлебе блокадного Ленинграда.